Новый дом «Пандшерского льва» построен не из глины или кирпича, а из больших горных валунов, сложенных искусными руками афганских строителей, что придало зданию эффектность и необычность. Дверь в сад нам открыл одетый в светлый пирантумбан 12-летний сын Ахмад Шаха. Мальчик приветливо пригласил нас войти, а сам прошел на террасу, где за белым пластмассовым столом сидели шесть седобородых старцев, лет по семидесяти. Странно было видеть этого мальчика в белом, беседующего со старейшинами родов. Меня заинтересовало то, на какую тему могли беседовать столь разные по возрасту люди. Я потихоньку спросила об этом, сопровождавшую меня женщину, и та ответила, что они обсуждают применение законов ислама и шариата в разрешении проблем и споров, возникающими между семействами и кланами, живущими в Панджшерской долине. «Правителей готовят с детства,- сказала она,- к тому времени, когда мальчик вырастет, он будет знать каждую семью и род в этой местности, что позволит ему в дальнейшем легче подбирать единомышленников».

От ограды дома мы поднимаемся по длинной лестнице. С обеих сторон, по специально деланным желобкам, струится родниковая вода, вливаясь в фонтанчики, орошающие сад и цветники. Мы вошли в двухэтажный дом Масуда. В просторном зале первого этажа было много женщин, сидящих на обшитых бархатом высоких матрасах. Стены комнаты были увешаны фотографиями Ахмад Шаха. Мне запомнился один портрет, где он был сфотографирован с иностранцем, на фоне совершающего посадку вертолета. Ветер развивал вьющиеся волосы Масуда, на голове не было привычной паколы (афганский головной убор), и он улыбался широкой беззаботной улыбкой. Под портретом отца, на матраце, сладко спала младшая, 6-летняя дочь Ахмад Шаха.

К нам вышла вдова командира, молодая, лет 35 женщина, закутанная в белую иранскую чадру для намаза. Она была очень приветлива и мы беседовали с ней около часа. Она поблагодарила нас за то, что мы проделали далекий путь, чтобы почтить память её супруга.

Сегодня, размышляя о личности Ахмад Шаха и обо всем увиденном мною во время поездки, я прихожу к выводу о том, что нельзя недооценивать и не отдавать должное умению, организаторским и военным способностям этого человека, его тонкому знанию особенностей своего народа, позволившему объединить и направить энергию пандщерцев в нужном ему направлении. Но отсутствие дальновидной и масштабной стратегии, умения налаживать необходимые политические связи и поддерживать стабильные союзнические отношения привело практически к сведению на нет многолетних напряженных усилий этого народа. Созданный Ахмад Шахом антиталибский Северный Альянс держался на личности своего лидера – Масуда. Об этом говорит тот факт, что после его гибели Альянс тоже распался. При взгляде со стороны создавалось впечатление, что цель «джихада пандщерцев» мутировала в процессе войны, от оправданной и традиционной борьбы с неверными к провозглашению единоличного лидерства, что вряд ли возможно осуществить в такой многонациональной и свободолюбивой стране как Афганистан.

Источник: Афганистан.Ру

Кто на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте